ГлавнаяОбществоПомню я сторонушку родную – Холуницу дорогую!
14.01.2016
Рубрика: Общество
Просмотров: 986
Помню я сторонушку родную – Холуницу дорогую!

В силу возраста я редко приезжаю в Белую Холуницу, откуда родом.

Наша семья жила на улице Смирнова (Красной) в двухэтажном доме (теперь – № 9), который построил мой дед Павел Кузьмич Бульканов. Он был очень грамотным, непьющим, держал свою лавку (магазин). Бабушка, Александра Степановна Десяткова (Бульканова), работала горничной у «господ» – инженерных рабочих Корчемкиных, а затем у Ведерниковых, живших в двухэтажном здании на улице Красной (теперь оно снесено).

Детей у Ведерниковых не было. Хозяйка, которую люди прозвали «Ведерничехой», в отличие от своего просвещенного мужа, хорошо относившегося к простолюдинам, считалась среди рабочих «злодейкой». Она постоянно придиралась к горничным: нюхала белье, привезенное на санях с речки после полоскания, водила по углам шпилькой для волос в поисках грязи... Бывало, специально подбрасывала под половики мелочь, чтобы проверить, отдадут ей служанки монеты или нет.

Из-за постоянного полоскания белья в ледяной воде Александра Степановна заболела ревматизмом и целый год пролежала в больнице.

Бабушка рассказывала, что когда объявили революцию, рабочие посадили барина-управляющего на тележку и с гиканьем катали по двору.

Жилье у нашей семьи, в которой росло четверо детей (я была третьей по счету), забрали в пользу государства в 1937 году, когда мой отец – большевик Георгий Павлович Бульканов – вышел из комиссии по раскулачиванию, пожалев знакомых. Так начались наши скитания по чужим углам и родственникам. Вскоре, в 1938-ом, умерла моя мама, решившаяся сделать подпольный аборт. Ее нельзя осуждать за это, ведь у нас не имелось своего жилья…

Времена были голодные… Однажды местный бандит отобрал у моего 12-летнего брата, Юрия Бульканова, продукты, а затем убил его и закопал. Злодея нашли и осудили.

Отец женился второй раз. Но маму нам заменила бабушка. Она продала корову и купила маленькую хибару «на починке» (улица Поперечная) – теперь этого дома уже не существует.

Войну я запомнила хорошо. Мы очень голодали… В основном питались травой, которую только можно было найти, пекли лепешки из крапивы и лебеды. Летом спасали грибы – я ходила за ними в лес одна, ничего не боялась!

Рядом с нашим маленьким домиком располагалось болотце. И мы видели, как одна одинокая старушка ела живых головастиков… А другие наши соседи – три маленькие девочки – откопали и съели какие-то неизвестные корешки, когда их мама ушла «в город». И самая младшая отравилась и умерла.

Помню, как бегали смотреть на военнопленных – немцев, итальянцев и венгров, которые жили в госпитале (теперь школа им. В.И. Десяткова). Они были страшно изможденные. И когда их гоняли строем на распиловку древесины за город, сердобольные холуничане совали им в руки продукты. Умерших от сыпного тифа и ран пленных на санях отвозили на кладбище...

Наша школа, деревянная, двухэтажная, располагалась на ул. Советской (ныне – детская школа искусств). В младших классах нас учила хорошая, добрая учительница Варвара Лукьяновна Колесникова. Во время войны мы не только грызли гранит науки, но и работали – в 4-ом классе пилили дрова. В столовой нас кормили «болтушкой» – водой с картошкой. Добавки не давали, говорили, что все порции строго рассчитаны.

В нашем классе учились пятеро детей из блокадного Ленинграда. Из них я дружила с Володей Чесноковым. После войны их отправили обратно в северную столицу.

Моему отцу дали «бронь» на заводе – он подковывал лошадей, возил готовые изделия на склады. А мой дядя, Пётр Павлович Бульканов, окончивший два института, ушел на фронт из Москвы, был четыре раза ранен, служил офицером и погиб на Курской дуге, когда немцы разбомбили один из советских штабов.

От голода нас спасла тетя Зоя, приехавшая из Тульской области в 1943 году и забравшая нас, племянников, и свою маму с собой. Бабуля так исхудала за годы войны, что походила на скелет. Когда она приехала в Подмосковье, те внуки, которые увидели ее впервые, сказали: «Это не наша бабушка, это серый волк».

В Подмосковье наша семья прижилась. Почти всю жизнь я проработала мастером на хлебозаводе, шесть лет была администратором гостиницы.

В Холуницу приезжаю к сводной сестре по отцу – Елизавете Георгиевне Задориной. Нынче меня сопровождал 33-летний внук. Он фотографировал замечательную природу и красивые места райцентра. С интересом и я смотрю на сегодняшнюю Белую. Все хорошо одеты, в магазинах много товара. Вижу, что и здесь, в глубинке, те, кто работают и не пьют «горькую», живут небедно. Здания в центре ухоженные – ничем не хуже Подмосковья. Думаю, сегодняшней молодежи не на что обижаться: голодными не останутся, если только не ленивые. Нашему поколению такая красота и комфорт даже не снились. Цените то, что имеете, берегите мир!

Лия Бульканова (Трунова),

г. Звенигород Московской области, 84 года.

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии