ГлавнаяОбществоНадежда только на себя
08.05.2018
Рубрика: Общество
Просмотров: 221
Надежда только на себя

В нашей стране уже несколько лет идет социально-образовательная акция «Запиши воспоминания детей войны». Активным ее участником является и Всехсвятская школа. Учащиеся и педагоги посещают пожилых жителей села и записывают их рассказы о том тяжелом для всех периоде. Один из интересных материалов юным краеведам предоставила Нина Михайловна Попова (Доносиян).

– Родилась я 13 августа 1939 года в с. Глинном Слободзейского района Молдавской ССР (Приднестровье). Маму не помню: она умерла от туберкулёза, когда мне и года не было. От неё осталась лишь фотография, имя – Евгения и четверо детей: старшим – Марии и Ивану – было 13 и 11 лет, еще одному брату, тоже названному Ваней, исполнилось шесть…

Война началась и закончилась в наших краях, оккупированных румынами. Вражеские солдаты ходили по селам, шарились по домам...

Отец наш, Михаил Павлович, воевал стрелком на Белорусском фронте, был награжден орденом Отечественной войны I степени. Он дошел до Германии, но был убит там в марте 1945 года…

Себя я помню с 5 лет, когда вместе с младшим Иваном попала в детский дом с. Чобручи. Ах, как голосила, когда снимали меня с лошади… Братец во всем являлся мне опорой, вместе росли с пеленок, вот и ходила за ним, как хвостик. Любила смотреть, как он с друзьями купается в р. Днестре. И сама как-то полезла в воду да чуть не утонула – Иван же и вытащил.

В детдоме нас держали в чистоте. Раз в неделю ходили в баню, где котел был сделан из бывшей мины. Загонят мыться, наподдают жару, а нас людно... Всего в детдоме содержалось около сотни детей. Кормили в основном мамалыгой – густой кашей из кукурузной муки.

В 1 класс я пошла уже после освобождения Молдавии. Сначала мы учились в украинской школе, а когда её закрыли, перешли в молдавскую, но языка не знали, говорили по-русски, пришлось срочно учить...

Со второго класса детдомовцы работали в колхозе. В шесть утра горнист поднимал нас на линейку, затем все садились в телеги и ехали на лошадях в поля, где собирали кукурузу, горох, виноград, вишню, яблоки. Работа спасала от голода – сколько могли, съедали сырых фруктов и овощей…

Наши старшие брат и сестра работали в совхозе в родном селе. Бывало, мы с Иваном убегали к ним из детдома повидаться, потому что им некогда было нас навещать. Мы тоже все делали сами: пилили и кололи дрова, носили воду... Мне было семь лет, когда получила серьезную травму: очень сильно ударилась головой о ручку, которой крутят цепи, поднимая воду из колодца. Кровь полилась ручьем, а взрослых рядом не было… На телегу посадили моего 11-летнего брата, который и повез меня за 5 км в районную больницу. До сих пор у меня в голове осталась вмятина от удара…

Ваня, как и мама, тоже заболел туберкулёзом. Лечили его в городе Бендеры, но безуспешно. В 1949 году он умер. Мне сказали не сразу, даже на похоронах не была. Ох, и плакала я, когда подруга проговорилась, что Вани моего больше нет…

Как-то на территории у детского дома раскапывали могилы, чтобы перезахоронить останки советских солдат в братской. Мы тоже побежали смотреть. Развернули очередную плащ-палатку, и одна девочка узнала своего отца, кинулась к нему в яму. После этого детям больше не разрешали присутствовать при вскрытии могил...

Я окончила 7 классов, выучилась в сельхозучилище на бухгалтера и была направлена в Казахстан, в зерносовхоз «Майский» Кзылтуского района. Там работала учетчиком, мерила земельные площади… Из детдомовских с тех пор ни с кем не виделась, мы не писали друг другу письма, так как конверты тогда были дефицитом. Но связь со старшими братом и сестрой поддерживала всю жизнь.

Отработав на целине три года, вернулась домой, в Молдавию. Стала трудиться по специальности в Сергеевском районе. Там встретила будущего мужа Николая – уроженца с. Всехсвятского Белохолуницкого района Кировской области, который приехал сюда на заработки. Вот так я и очутилась в северном селе! Муж вскоре снова отправился на длительные заработки. Нашей доченьке Капе было всего четыре месяца, когда под Новый год свекровь выгнала нас из дома. На вокзале в Кирове незнакомая женщина, узнав про такую беду, дала адрес совхоза в Краснодарском крае, где требовались рабочие руки, помогла просить милостыню на билет. Очутившись на Кубани в незнакомом месте, через крайисполком устроилась работать на ферму в совхоз, дали общежитие. Так я пережила зиму, хорошо, что девчонки-доярки по очереди смотрели за дочкой.

Потом нас нашел супруг, неделю уговаривал поехать с ним. Вот так мы и стали мотаться по стране. У нас родилось еще трое детей – Андрей, Наташа, Светлана. В 1972 году вернулись во Всехсвятское, где появился наш последний сын – Костя. Но муж рано ушел из жизни, детей пришлось поднимать в одиночку. Я до пенсии работала на ферме.

Все пятеро стали успешными, отзывчивыми людьми, подарили мне девять внуков. А теперь у меня еще и пятеро правнуков! Всю жизнь я старалась надеяться только на себя, не избегала никакой тяжелой работы. И все наше поколение «детей войны» такое – не привыкшее жаловаться на судьбу…

Записала зам. директора Всехсвятской школы

Татьяна Чеглакова.

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии