ГлавнаяОбществоМой революционный дед
13.11.2020
Рубрика: Общество
Просмотров: 68
Мой революционный дед

Белохолуничанин Николай Семёнович Сорокожердьев был участником революционных событий 1917 года и последующих лет.

Общался я с ним немного, поскольку был еще мал, а в 1961 году дедушка умер. Но в нашей семье все знают о его ярком революционном прошлом и до сих пор бережно хранят вырезки из газет – местных и областных – с публикациями вятских журналистов о дедушкиной деятельности и его мемуары…

Родился Николай Семёнович 20 октября 1887 года в деревне Тихоны в семье крестьянина-бедняка. В автобиографии он написал, что в восемь лет начал учебу в земской начальной школе, но отучился всего три года, так как в силу бедности семьи продолжить обучение не смог. С 12 лет с головой окунулся в работу. Крестьянский, а зимой и весной наемный труд на ручной заготовке древесины и вывозке угля продолжался до 22 лет, пока парня не призвали в царскую армию.

За это время, пишет дедушка, «я понял кабалу и гнет капиталистического строя, потому что занимался чтением книг, особенно политической литературы. Среди отдельных лиц применял политическую агитацию, особенно среди крестьян своей деревни, разъяснял им значение капитализма и настраивал против рубки леса (дров) и заготовки угля, а также его вывозки на почве низких цен и эксплуатации...». Также он рассказывает о связи с видными революционерами того периода: Левиновым, Елькиным и другими, которые снабжали юного Николая Сорокожердьева литературой и прокламациями.

В 1909 году началась его служба в армии. Свою агитаторскую работу Николай продолжил в контакте с «активным писарем Кузнецовым, Шателевым, Шоровым». Как унтер-офицер вел пропаганду среди солдат 19-го стрелкового полка г. Сувалки Вилинского военного округа, откуда демобилизовался в 1913 г.

Вернувшись в родные Тихоны, возобновил контакты со старыми революционерами холуницкой земли. Активизировал разъяснительную работу среди крестьян, поднимая их революционный дух и настраивая против капиталистического строя. Но вскоре последовала новая мобилизация: шел 1914 год, началась первая мировая война… Послужной список Сорокожердьева в этот период остался за рамками повествования: дед только написал, что служил в разных частях и был постоянно под подозрением в связи со своей агитационной деятельностью, хотя и соблюдал конспирацию.

События февральской революции застали его в городе Восташкове Тверской губернии. Уже открыто Николай выступил с единомышленниками против Временного правительства. С солдатами и рабочими они арестовали ряд «вредных офицеров», после чего последовал новый виток его революционной деятельности «против подготовки Временного правительства».

Ввиду болезни Николая отпустили из воинской части 122-го запасного полка домой, но после прохождения медкомиссии он продолжил службу в 106-ом запасном полку г. Вятки. Именно тогда у него последовали новые знакомства с революционерами: Иваном Ипатьевичем Деришевым, Михаилом Михайловичем Поповым, Иваном Николаевичем Куварзиным, Павлом Игнатьевичем Булькановым… Николай выполнял их отдельные поручения и вел подготовительную работу к вооруженному восстанию против Временного правительства.

Так, он подготовил 1-ю роту, в которой служил как унтер-офицер, и первый батальон 106-го полка. По инициативе Сорокожердьева и при содействии заведующего складом боеприпасов Коновалова солдаты нелегально получили большое количество винтовок и патронов. Тогда же, по указанию партийного комитета рабочих, Николай передал через Михаила Корниловича Селиванова часть ценного груза белохолуницкому партийному комитету. А в июле 1917-го сам вступил в партийную ячейку…

Его служба в 106-ом запасном полку продолжалась. После свержения Временного правительства деда избрали членом исполнительного комитета Вятского совета рабочих и солдатских депутатов и членом военного отдела. Он писал, что «выступал на больших собраниях г. Вятки, в Вятском театре, Народном доме, выезжал на Долгушинский завод, был с отрядом в г. Слободском для подавления и разоружения эсеровской Думы…»

«С отрядом в 40 человек» он разоружал милицию. «Одновременно с этим другие отряды занимали почту, банк, электростанцию и другие учреждения…» – приводит слова деда в публикации «Незабываемые дни» за 14 ноября 1967 г. журналист «Кировской правды» Л. Попова. Оттуда же я узнал, что сопротивление контрреволюционного правительства на Вятке было весьма сильным: помимо клеветы на большевиков, призывов к неподчинению распоряжениям Совета и порче машин, были и откровенные диверсии. Например, Вятка почти целый месяц сидела без электроснабжения и воды, пекарня тоже бастовала…

В Белой Холунице Сорокожердьев информировал местное население о революционных событиях. Участвовал в подавлении саботажа в с. Вожгалы, учиненного против Советской власти. При создании Красной гвардии служил командиром отдельного отряда, вел борьбу против контрреволюции и саботажа. 19 марта 1918 года Николая освободили от всех занимаемых должностей в связи с тяжелой болезнью. На тот момент ему еще не было и 31 года…

Немного поправив здоровье, Сорокожердьев возобновил свою деятельность: Слободской военкомат направил его в Вятский революционный комитет, а затем в Вятский партийный комитет... В качестве политработника он работал в Малмыжском уезде, где после изгнания Колчака требовалось решить массу политических задач.

Но болезнь давала о себе знать, и в начале января 1920 года по настоянию врачебной комиссии он вновь прервал работу. Правда, спустя 45 дней приступил к деятельности политрука уже в первом батальоне Вятского пехотного полка. На этой должности Николай находился около полутора лет: руководил Вятским речным сплавом, полностью отвечал за политическую работу и военный всеобуч в Слободском уезде.

Демобилизовался дед по состоянию здоровья в 1927 году – аккурат к своему сорокалетию. На родине он постепенно окреп и включился не только в сельскохозяйственные дела, но и политическую работу. По его инициативе в Тихонах в 1932-ом был организован первый колхоз – имени Горького. О деятельности этого сельхозпредприятия я узнал из публикации «Солдат революции», опубликованной в газете «Красное знамя» за 21 сентября 1967 г.

Оказывается, хозяйство вскоре стало передовым в районе. Его труженики всегда на высоком уровне поддерживали дисциплину и заботились об эффективности производства: не только сами выполняли планы по хлебозаготовкам, но и помогали соседним хозяйствам, испытывавшим трудности. Слаженность и упорство сельчане продемонстрировали и в военное лихолетье. Например, в 1944 году сравнительно небольшой колхоз «сдавал 600 пудов хлеба, обеспечивал хорошую оплату по трудодням, помогал зерном детям и семьям фронтовиков, а когда в соседних хозяйствах сложились трудности с семенами, выделил им 30 центнеров семенного зерна».

В течение 12 лет Сорокожердьев возглавлял созданное им детище, покинув пост председателя лишь в возрасте 60 лет, когда почувствовал, что здоровье уже не позволяет работать эффективно. Его труд отмечен значком Наркомзема СССР «Отличник социалистического хозяйства». А Президиум Верховного Совета СССР наградил его медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».

Среди тех, кто мог подтвердить его революционные заслуги, дед назвал Александра Павловича Лаврина, также принадлежавшего к когорте местных революционных деятелей и на момент написания автобиографии в 1948 году еще живого.

Николай Семёнович был очень сильным и целеустремленным человеком. Активным, несгибаемым и стремившимся вносить вклад в жизнь своей страны любым возможным способом. Например, в семейном архиве сохранилось удостоверение Сорокожердьева – заместителя председателя Тихоновской участковой избирательной комиссии № 56 по выборам в Верховный Совет СССР, выданное ему в конце декабря 1945 года.

С женой Анастасией Филипповной они вырастили и воспитали четырех дочерей – Валентину, Людмилу, Раису и Любовь и троих сыновей – Анатолия, Владимира и Викентия (моего отца).

Трудно сказать, как бы отнесся дед к тому, что спустя менее ста лет дело его жизни повернули вспять, в очередной раз направив Россию по другому пути. Что сказал бы он о роде занятий своих потомков, которые трудятся не только в производящем секторе, но и в торговом деле, к которому при социалистическом режиме относились без особого почтения?.. Перебирая документы семейного архива, читая немногочисленные записки деда и его единомышленников, прихожу к выводу: эти люди верили, что помогали своим соотечественникам достичь лучшей жизни, и не жалели сил, отстаивая собственную правоту…

Сергей Житлухин.

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии