ГлавнаяОбществоЛюбовь Важенина: "Меня спасли молитвы мамы"
29.01.2013
Рубрика: Общество
Просмотров: 2043
Любовь Важенина: "Меня спасли молитвы мамы"

Любовь Григорьевна Важенина 31 января отметит 91-й день своего рождения. Обладательница ордена Отечественной войны II степени, медалей «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» и множества юбилейных относится к поколению, которое рано повзрослело и не очень любит вспоминать военные годы.

До начала войны энергичная и расторопная Люба работала в родной деревне Игнашинцы бригадиром, побыла и «письмоноской», как рассказывала затем односельчанам на встречах в местной библиотеке-музее (огромное спасибо ее сотрудникам за помощь в подготовке материала – прим. автора).

Именно такие: сообразительные, быстрые, не боящиеся трудностей – и были нужны в женском батальоне противовоздушной обороны (ПВО) под Ленинградом, где довелось служить Любови Григорьевне.

– О нападении гитлеровской Германии узнала по радио и от людей. В мае 1942 года меня призвали повесткой из военкомата. Нас собрали в Кирове, мы прошли медкомиссию и услышали: поедем под Ленинград. По дороге было очень страшно: все искорежено, обуглено… Подъехали к Ленинграду – всё горит. Над городом беспрерывно летали самолеты, – вспоминает она.

Девушек высадили на окраине – в лесу, около болота.

– Привезли нас на автобусе и оставили, даже без теплой одежды. Как мерзли ноги там, и нынче забыть невозможно… Сказали: приложите максимум усилий, чтобы быть незаметными для врага. А где укрываться? Сосенки-ёлочки низенькие не скроют…

Мы очень долго ждали, мучимые неопределенностью. Причем настолько были под впечатлением от увиденного, что три ночи ни спать, ни есть не хотелось. На третьи сутки повезли нас дальше – до станции Ефимовская. Дали каши и стали обучать военному делу…

Важнее всего было знание авиационной техники: самолеты советские и вражеские, двухмоторные и четырехмоторные требовалось различать на слух, причем в обязанности девушек входило определять по звуку не только тип, но и количество, высоту полета и курс самолетов, делать это быстро и незамедлительно сообщать. От качества выполнения данной задачи зависела жизнь людей в осажденном Ленинграде: именно на основе информации, которую передавали служащие батальона, в городе объявляли воздушную тревогу.

После месяца обучения курсанткам выдали обмундирование, они приняли присягу.

– В деревне Дуброво мы жили до осени, – продолжает рассказывать Любовь Григорьевна, – охраняли аэродром, выполняли поручения командования (одно из таких едва не стоило мне жизни)... Весной послали меня как комсомолку на аэродром с пакетом. Встала рано, путь не такой уж и долгий – 4 километра идти. Поручение благополучно выполнила. По возвращении пришлось переходить реку… Перебиралась тихонько, перепрыгивала по льдинам, и вдруг одна отошла, а я оказалась в ледяной воде. Долго барахталась, страшно было, плакала... А потом случилось чудо: меня как будто кто-то подтолкнул снизу, и я выбралась. Прибежали девчонки… Думаю, спаслась я благодаря маме: она много молилась за меня.

«Купание» завершилось для девушки серьезной простудой, на месяц выбившей ее из строя. Затем батальон перебросили под Псков, далее – в Тихвин, где было особенно трудно.

– Жили мы в землянке – 30 девчонок и два командира. Тихвин немцы бомбили постоянно – город буквально был стерт с лица земли! Во время одной из таких воздушных атак до своей землянки добежать не успели, спрятались в разрушенном доме: все, думаем, смерть пришла! Но обошлось. А однажды и землянку так засыпало землей, что еле выбрались из нее…

Находились мы под Ленинградом до самого прорыва блокады, после чего наш батальон отправили в Кёнигсберг, где встретили окончание войны и остались на сверхсрочную службу: девушки учили военному делу более юных преемниц…

– Домой вернулись в августе. Нас встречали в Кирове с цветами и песнями. Было радостно оттого, что мы живы, молоды и победили, – завершает свой рассказ Любовь Григорьевна.

Затем было возвращение в родительский дом в Игнашинцы, создание семьи и в 1947 году переезд с мужем, Михаилом Васильевичем Важениным, в Троицу, где вместе они поставили на ноги четверых детей. Когда те стали относительно самостоятельными, Любовь Григорьевна пошла работать в местный клуб техслужащей. Оттуда и вышла на пенсию в 70-е годы. Уже много лет мужа нет в живых, и лишь в музее воинской славы в сельской школе супруги по-прежнему вместе – на соседних фотографиях.

Еще сравнительно недавно Любовь Григорьевна была частой гостьей в местной школе, охотно отвечая на вопросы ребят о своей службе. Нынче всё чаще дают знать о себе болезни, «заработанные» в неустроенное мирное время и военное лихолетье. Тем не менее, Любовь Григорьевна и ныне сохранила способность улыбаться, временами даже шутить. И радоваться жизни! 17 января она в пятый раз стала прабабушкой. А комфортной городской жизни по-прежнему предпочитает привычный домик в Троице, которая стала родной за несколько десятков лет.

Оксана Савельева. Фото автора.

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии