Плавание вне закона


Культурное общество

Общеизвестно, что воля капитана корабля – закон. Пока судно в плавании, кэп может судить, миловать, венчать или развешивать на реях граждан любых стран, если они попали в списки пассажиров или экипажа. По счастью, это правило действует лишь в нейтральных водах – иначе бог весть, что творилось бы на прогулочных теплоходах, приписанных к акватории Москвы. В наше время снять теплоход для прогулок или банкетов не составляет проблемы, и многочисленные желающие безобразничают на реке в меру собственной фантазии. Устраивают костюмированные свадьбы на пиратских бригантинах, закатывают размашистые купеческие банкеты на плавучих ресторанах или просто отгораживаются тихой рекой от суетливого мегаполиса.

Сейчас банкет на теплоходе в Москве может иметь вид светского раута, юбилея, выпускной вечеринки или свадьбы – но раньше подобное мероприятие выглядело совершенно иначе. Не стоит разоблачать грехи предков на Родине, но и за границей именно русские придумали несколько забавных развлечений, связанных с речным транспортом.

После введения сухого закона в 1920 году американские протестанты (не протестующие, а приверженцы абстинентного религиозного течения) ликовали и громогласно заявляли о скором оздоровлении нации. Привело это лишь к возникновению знаменитой американской мафии, но речь пойдёт о другом.

Русский еврей одесского происхождения, мистер Исаак Лифшиц, с детства был сообразительным и шустрым – недаром отплыл из России сразу после прихода к власти временного правительства, не дожидаясь дальнейшего развития событий. К двадцатому году он уже являлся совладельцем пивоваренного заводика в Северной Дакоте, и сухой закон буквально лишил его хлеба насущного. Однако, вместе с господином Розеншталем (русским евреем питерского разлива), они составили неплохой дуэт на фоне всеобщего похмелья.

Четыре прогулочных теплохода, курсировавших по Великим Озёрам, были срочно приобретены в собственность и переоборудованы. Кораблики «Онтарио», «Джордж Вашингтон» и «Герцог Веллингтон» приняли на борт ресторанное оборудование и группы кордебалета, а четвёртый, «Гордость Эри», превратился в гигантский самогонный аппарат. Соей, дрожжами и патокой он грузился в Канаде, а готовую продукцию с небольшими вкусовыми добавками «сливал» в плавучие кабаки примерно посредине озера Онтарио.

Весь «цимес», как любили выражаться концессионеры, состоял в том, что в те времена центральные части Великих Озёр считались нейтральными водами. Производство и продажа спиртного происходила вне юрисдикции американского и канадского правительств и даже не подлежала бы налогообложению, будь она легальна! Все суда причаливали к берегам без малейшего признака контрафакта на борту – ведь не станешь же арестовывать пассажиров за провоз спиртного в собственном организме?!

А силовой агрегат «Гордости Эри» перенастроили с мазута на отработанное соевое масло – так что самогонный завод АБСОЛЮТНО ЗАКОННО БЫЛ ВНЕСЁН В РЕЕСТР СУДОВОГО ОБОРУДОВАНИЯ, причём самогон вписывался как «побочный продукт при производстве топлива для главной машины» и официально считался утилизированным (слитым за борт).

После 1926 года никаких упоминаний об этих четырёх судах в документах нет, так что судьба их по сию пору остаётся загадкой для широкой публики.

09.04.2014 Иван Сюткин

Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии
03.07.2018 в 06:01 #