ГлавнаяКраеведениеМеценат всея Руси
10.12.2021
Рубрика: Краеведение
Просмотров: 7178
Меценат всея Руси

Думаю, многим холуничанам известен тот факт, что Климковский и Белохолуницкий заводы принадлежали Альфонсу Фомичу Поклевскому-Козелл, чей герб красуется на здании городской школы имени В.И. Десяткова. Но что это был за человек? Чем еще знаменит? Оказалось, история его жизни в чем-то похожа на сказку…

Русский поляк

Родился Альфонс в 1809 году в бедной дворянской семье в имении Быковщина. Сейчас это территория Белоруссии, но долгое время она относилась к Польше. Тем не менее, корни у шляхтичей, по семейному преданию, были русские: якобы их предок, Пётр Козлов, перешел во времена Ивана Грозного на сторону польского короля. Отсюда и двойная фамилия – Поклевские-Козелл (от словосочетания «под кленом» и фамилии Козлов).

У Поклевских-Козелл имелся свой семейный герб: на красном щите был изображен серебряный полумесяц, обращенный вниз, с выходящими из него вверх тремя серебряными стрелами. Щит венчал дворянский коронованный шлем с тремя серебряными страусовыми перьями.

Первое образование Альфонс получил в монастыре в Ушачах, а спустя шесть лет его отправили на обучение в Полоцкое высшее писарское училище. Но полный курс наук юноша здесь не прошел, так как из-за потери отца вынужден был идти на службу…

Столица, юг, Сибирь...

Альфонс уехал в Петербург, где поступил в департамент морских отчетов. Но из-за приверженности радикальным взглядам вскоре под угрозой ареста переехал из столицы в далекую Астрахань, где получил должность столоначальника. Именно здесь, познакомившись со многими купцами, он открыл в себе талант к предпринимательской деятельности, к примеру, умел определить наиболее доходные условия доставки грузов и торговли.

Далее судьба снова делает крутой поворот – Альфонс начинает интересоваться добычей золота и оказывается в сибирском Томске, где работает в канцелярии местного губернского управления. Здесь он впервые проявляет склонность к меценатству. Не обладая пока капиталом для открытия собственного серьезного бизнеса, чиновник, тем не менее, помогает материально полякам, сосланным в Томск по политическим статьям.

А вскоре ему предлагают повышение по службе, для чего требуется вернуться в Петербург. В период спекуляции Альфонсу Фомичу доверяют продовольственное снабжение Петербурга и Москвы. Он никогда не был замечен ни в каких махинациях, всегда оставался на хорошем счету. Однако, будучи человеком чести, однажды на одном из званых вечеров не снес оскорбления от отпрыска знаменитой фамилии и... выкинул его из окна первого этажа в сад. Неудивительно, что затем предпочел вернуться в Сибирь, тем более что давно понял – это край безграничных возможностей.

Обосновавшись в Омске, Поклевский-Козелл поступил на службу к губернатору Петру Дмитриевичу Горчакову. И вскоре ему поручили надзор за государственными поставками. Многие считали его везучим во всем, в том числе и в личной жизни. Свою будущую жену – католичку Анжелику Рымша – будущий предприниматель встретил, когда ей было всего 14-ть. Спустя шесть лет они венчались в тобольском костеле. А вместе прожили 40 счастливых лет, родили шестерых детей.

Крупный капиталист

– Умен, расчетлив до мелочей... Он почти не знал неудач в самых крупных коммерческих предприятиях – так отзывались об Альфонсе Поклевском-Козелл промышленники, вверяя ему часть своих капиталов. Так, начав с кредитов, он постепенно накопил собственные средства.

Первым большим делом для него стала организация в 1845 году пароходства «Основа» на реках Западной Сибири. А в 60-е годы 19 века капиталы увеличились – Альфонс Фомич приобрел у казны несколько убыточных винокуренных заводов, расположенных недалеко от городка Талица (ныне – Свердловская область), ставшего его резиденцией.

Спустя всего десять лет Поклевский-Козелл уже владел десятком водочных, пивоваренных и винокуренных заводов, огромным количеством трактиров, лавок и погребов. Даже инициалы его фамилии – ПК – стали расшифровать как «питейные короли Урала и Сибири». Но гордому шляхтичу всегда казалось унизительным это определение, и он пожелал стать железозаводчиком…

А вскоре нашелся и подходящий объект – Холуницкий горнозаводский округ, который включал в себя девять заводов и постоянно был на грани закрытия, переходя из рук в руки конкурсных управляющих. Альфонс Фомич приобрел местные предприятия в 1873 году у английского барона Вагстафа. К тому времени сам он уже был довольно стар, поэтому Холуницкими заводами, по сути, руководил его старший сын Викентий, который приезжал из Талицы в Белую Холуницу раз-два в год.

Молодой предприниматель практически вырвал предприятия из возможного банкротства: реконструировал доменные печи, переведя их на горячее дутье и обогащенную руду, оснастил цехи пудлинговыми печами Сименса, построил кричную фабрику для изготовления кровельного железа – очень тогда востребованного. Более того, Викентий Альфонсович покончил с бесконтрольными рубками хвойного леса! И в итоге продвинул захолустный, отсталый Холуницкий округ в передовые.

«Хорошо рабочим – хорошо владельцам!»

Отец и сын Поклевские-Козелл не жалели средств на привлечение талантливых кадров. Настоящей находкой для них стал обрусевший немец – управляющий Андрей Андреевич фон Зигель, который руководил Холуницкими заводами около 20 лет! Они также побеспокоились о создании социальной инфраструктуры вокруг заводов. Так, в 90-е годы 19 века в Белой Холунице на их средства были построены здания больничной усадьбы (на снимке), главной заводской конторы, каменного магазина, зрительного зала, второклассной приходской школы (полукаменное строение, располагавшееся на территории будущей школы для слабовидящих детей), школы кружевниц (ныне – ДДТ), дом управляющего и др.

На кладбище возвели колокольню церкви Всех Святых, значительно обогатили убранство Троицкого и Воскресенского храмов. В Климковке также построили новую контору завода, дом для семьи его управителя, каменную лавку. Заводовладельцы выделяли средства на создание в Холунице народной и заводской библиотек, поддерживали благотворительные и потребительские общества.

Несколько десятков тысяч рублей Альфонс Фомич направил на строительство железнодорожной станции при Талицких заводах, где на стене здания висел его портрет. Ее так и назвали – «Поклевская».

Современники вспоминали: «Поезда на этой станции стояли дольше положенного, так как здесь пассажирам предлагали чай и вкусные пирожки». Железнодорожная станция дала жизнь поселку, который существует до сих пор и носит имя Троицкий (13 тысяч населения).

Кстати, благотворительностью Поклевские-Козелл прославились и в Сибири. Их семья жила по принципу: «Лучше накормить 1000 знакомых, чем обидеть одного гостя». Они спонсировали строительство первого в Тюмени водопровода, а затем пять лет содержали его! Но деньгами не разбрасывались, всегда просматривали будущую выгоду от вложений. Так, в неурожайный год давали деньги крестьянам на закупку зерна, чтобы те не снимались с насиженных мест. Улучшая быт рабочих, заводовладельцы справедливо полагали, что развитие социальной сферы будет способствовать повышению производительности труда.

Поклевские не скупились на организацию праздников, поддержку малоимущих. Больным туберкулезом выдавали кумыс. При некоторых заводах открывали ясли и детские сады. Да и товары в заводских лавках были дешевле, чем в купеческих.

До конца жизни Альфонс Фомич поддерживал обрусевших поляков, особенно тех, кто терпел беду. Так, он выкупал этапированных на каторгу шляхтичей и устраивал их на работу на свои заводы.

Умер Альфонс Поклевский-Козелл в 1890 году в возрасте 80 лет.

Национализированное наследство

Промышленник оставил сыновьям – Викентию, Ивану и Станиславу – немалое состояние: девять металлургических заводов; два стекольных производства; восемь винно-водочных предприятий; 26 домов в крупных городах России, в том числе шесть каменных в Петербурге; несколько мукомольных мельниц и мастерских; два конных, стеариновый и химический заводы; сотни копей и рудников; лесные и земельные угодья. По его завещанию братья основали «Торговый дом наследников А.Ф. Поклевского-Козелл», оборотный капитал которого составлял 300 тысяч рублей серебром.

К революции наследники поначалу отнеслись лояльно. Но во время гражданской войны Викентий Альфонсович уехал на Дальний Восток, а оттуда, по-видимому, за границу. Все отпрыски Альфонса после 1917 года скитались по Японии, США, Великобритании, а затем осели на исторической родине – в Польше. Викентий Альфонсович, например, умер недалеко от Варшавы в 1929 году… в полной нищете. Одно время он предлагал Советской власти сотрудничество и обижался, что к его идеям оставались глухи.

Младший сын Альфонса Фомича, Станислав, до революции был талантливым дипломатом. Служил в Лондоне, Тегеране, Токио. После 1917-го, успев перевести часть семейных капиталов в Швейцарию, жил в разных странах, дольше всего – в Румынии. За границей осел и его брат Иван, который больше всего увлекался разведением лошадей...

Жизнь и деятельность Альфонса Поклевского-Козелл – это яркий пример крупного российского предпринимательства и меценатства. Конечно, фигурой он был довольно противоречивой. Вот как описала его Т.П. Мосунова – автор статьи о «Торговом доме Поклевских»:

– Крупный паук на шее крестьян Зауралья... Польский дворянин и русский промышленник, революционер и заводовладелец, виноторговец и член народного попечительства о трезвости, католик, строивший православные храмы, эксплуататор и крупный благотворитель...

Ольга Князева. Фото https://ru.wikipedia.org/

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите пожалуйста.
Есть интересная новость? Присылайте нам на почту h_zori@mail.ru
Реклама
Последние комментарии